Image

Город Подольск соответствует всем современным стандартам

«Чем больше делаешь, тем больше успеваешь» - с этой истиной очень хочется поспорить. Особенно когда лежишь на диване, и лень даже страницу журнала перевернуть. Но раз уж вы на этой странице всё-таки оказались, значит не всё потеряно. А если вы прочитаете это интервью, в котором пойдёт речь и о знаменитом подольском заводе «Зингер», и о том, что общего у швейной машинки и автомата Калашникова, и о том, чем аэропорт в Ницце отличается от российских муниципальных контрактов, и даже о том, как можно слетать в Австралию, не пользуясь услугами авиакомпаний, то, возможно, вам тоже захочется что-то в своей жизни изменить и со сказанным – согласиться.

Знакомьтесь: наш собеседник – президент Подольской ТПП, генеральный директор НП «Зингер-СКИФ» Григорий Комаренко.

«ЗИНГЕР» ЖИЛ, «ЗИНГЕР» ЖИВ, «ЗИНГЕР» БУДЕТ ЖИТЬ

– Григорий Алексеевич, если в Тулу народная поговорка не рекомендовала ездить со своим самоваром, то в Подольск столь же бесполезно было отправляться со своей швейной машинкой. Ещё не слышали советские люди слова «бренд», но точно знали, что «Чайка» – это «псевдоним», а на самом деле в Подольске выпускают «Зингер». Немало с той поры воды в Пахре утекло, немало слухов ходило и заводе: «закрылся – работает», «продан – выкуплен», «сменил название – вернул историческое»... Подольчане, безусловно, что-то знают. Расскажите жителям других городов, районов и регионов: что
сейчас представляет собой «Зингер»? Продолжает ли он выпускать свои знаменитые швейные машинки?

– Никто никому ничего не продавал и не покупал. Завод как был, так и остается. Вопрос в том, что производство швейных машин на нём сейчас действительно приостановлено по той причине, что легкая промышленность в стране фактически находится на уровне, близком к нулевому. Более-менее живо ещё производство текстиля, более-менее осуществляются оптовые поставки с каких-то производств, дышит торговля, но... «Общей фабрикой» для всего мира стал Китай. Продукция практически всех известных мировых брендов шьётся или там, или во Вьетнаме.

Да, мы вполне готовы к тому, чтобы обеспечивать легкую промышленность швейного направления любым видом технологического производства: это и влажно-тепловое, и пошивочное, и раскройное. У нас в этом плане проблем нет никаких: есть мощные торговые дома, мы заказываем для России лучшие бренды мира, но, к сожалению, потребность в таком оборудовании очень низкая, особенно если сравнивать с тем, что было в советское время, и с тем, что происходит сейчас в Китае. К примеру, только одна из фабрик этой страны выпускает до двух миллионов промышленных швейных машин в год. Мы же даже в советское время выпускали максимум шестьдесят тысяч таких машин. Разница очевидна. С одной стороны, мы - ждём, с другой – реально понимаем, что без высоких технологий, без абсолютно другого направления развития российской промышленности нам не обойтись. Вот над этим мы сейчас и работаем.

«Зингер» – это историческое название компании, оно было, есть и останется. Действительно, даже в советские времена все знали, что здесь, в Подольске, работает завод «Зингер» – практически основатель промышленности города. Взять, к примеру, знаменитый завод «Орджоникидзе» - котлостроение для теплоатомных электростанций. Сначала это был небольшой паровозостроительный цех, а первым директором этого завода был наш - от завода «Зингер» – главный механик Меньшиков. Но это уже после Октябрьской революции. Практически все направления развития, в том числе оборонные, тоже были связаны с «Зингером». Не секрет, что швейная машина – это тот же автомат Калашникова... Не зря теперь в Климовске находится и «ЦНИИТОЧМАШ», не зря стоят заводские памятники, в том числе конструктору стрелкового оружия Сергею Симонову. Это все – «Зингер», он был, есть и будет. Но, понимая, что резко идёт спад производства швейного машиностроения и легкой промышленности, мы сориентировались таким образом, чтобы создавать технопарк, привлекать инвестиции и развивать различные направления деятельности, которые позволили нам в 90-е и в начале 2000-х годов не «утонуть».

На сегодняшний момент на нашей территории работает почти 7000 человек, порядка 300 компаний и фирм, в том числе индивидуальных предпринимателей. Но основой как был, так и остаётся «Зингер», а если брать название советского периода – Завод имени Калинина. Он и сейчас обеспечивает практически всеми видами энергии все наши бывшие цеха, которые превратились в компании, в фирмы...

Государственных инвестиций у нас не было и не предполагалось с 1993 года, сейчас тем более. Но за это время мы вложили в развитие нашего технопарка не меньше 150-200 миллионов долларов. Если проедете по территории, увидите. Может быть, внешний облик пока ещё и не доведён до ума, но внутри – практически 380 тысяч квадратных метров производственных, складских и офисных помещений уже соответствуют всем современным стандартам. Все новое: системы освещения, отопления, канализации,
теплоснабжения... Конечно, требуется ещё многое, но основа основ уже есть. Поэтому сегодня в городе, так же, как и в регионе, все знают, что есть технопарк «Зингер», на базе которого работают достаточно много серьёзных предприятий. Например, «КомпозитПром», выпускающий отделочно-строительные материалы. Лучшего производства в Евросоюзе нет, не говоря уже о России. Наши отделочные материалы – изобретение наших же ученых, инженеров. Они – противопожарные, на базе алюминия, покрытые специальным композитом. Их закупают для того, чтобы избежать пожаров.

Земля, безопасность, снабжение всеми видами энергии, телефонизация, компьютеризация, практически полное обучение программированию и само программирование – это всё в комплексе под единым руководством на нашей территории. Как был Завод имени Калинина основой, так он ею и остаётся.

Но так как в то время вообще не было понятия, что такое технопарк, мы создали некоммерческое партнёрство «Зингер» и посчитали, что нам этого вполне достаточно. Нам не нужны инвестиции государственные или какие-либо другие. Мы в состоянии сами привести в порядок территорию и обеспечить производства всем, что им необходимо.

Когда та или иная фирма приходит к нам, мы, естественно, смотрим и определяемся: серьезное направление или нет, и только после этого подписываются земельный сервитут, договора на поставки электроэнергии, тепла, газа, на право проезда по территории и т.д. Важная составляющая – обеспечение безопасности, чтобы не было здесь каких-либо эксцессов. Рядом с нами ФСБ, мы находимся в центре города, поэтому для нас очень важно, чтобы все было и удобно, и безопасно.

В результате, когда, например, город подводит итоги года, слова о том, что «технопарк «Зингер» как всегда собрал больше всех налогов и в местный бюджет, и в областной, и в федеральный», звучат привычно.

В своё время я получил от всемирной компании «Зингер» право на то, чтобы мы могли себя именовать как «Зингер», но в начале 2000 годов эта компания обанкротилась. Было у нас опасение, что те, кто эту торговую марку на международных рынках перекупит, могут предъявить к нам претензии за то, что мы этот бренд активно используем, ничего не платя. Поэтому мы обезопасили себя и к слову «Зингер» добавили через черточку «СКИФ», чтобы не было к нам никаких претензий. Под торговой маркой «Зингер» мы ничего не продаём, кроме тех товаров, которые сам «Зингер» нам предлагает, и мы покупаем, собираем для легкой промышленности или для бытовых нужд. ДА, «СКИФы» МЫ...

– «СКИФ» расшифровывается, как «Союз Компаний и Фирм»? Но ведь «союз» подразумевает не просто «совместное проживание на одной территории», иначе это было бы скорее «соседство». Чем «союзники» помогают друг другу? Есть ли и в чём конкретно выражается выгода от такого «союза»?

– Ещё эту аббревиатуру расшифровывают, как «Союз Комаренко и Фасоля»... Николай Соломонович Фасоль – мой заместитель по экономике, финансам и развитию предприятия.

Почему было выгодно работать по такому направлению? Да очень просто! Когда в 90-х к нам приходили компании, например, «Доминанта», то у них порой просто не было денег, чтобы оплачивать электроэнергию или тепло, и они просили отсрочки – кто на полгода, кто на год, пока не приведут они в порядок территории, здания, сооружения. И мы всемерно им помогали. Практически все предприятия, которые зашли на нашу территорию, получали от Завода имени Калинина помощь. На все виды услуг. В том числе по безопасности, по охране, по земельным сервитутам, по электроэнергии, теплу, газу... Отсрочки всевозможные – для того чтобы раскрутиться. Ведь денег мы никогда у государства не просили, да нам бы их никто и не дал. Это, к сожалению, всегда связано с какими-то проблемами, с откатами... То, что происходило у нас, было обоюдовыгодно для всех предприятий. И когда все они вышли на уровень устойчивого производства, устойчивой реализации своей продукции, финансовой устойчивости, тогда все стало очень просто: Завод имени Калинина теперь исправно получает – вплоть до предоплаты – за все виды услуг. Это неплохие деньги для того, чтоб проводить реконструкцию, обновлять мощности, оплачивать энергию. Ведь что сейчас творят энергетические компании: товар ещё не сделали, а за киловатт, за кубометр уже отдай!

Сегодня – и это очень важно – все предприятия работают. Да, надо вести себя достойно, вовремя платить и не стонать, когда вдруг производство падает и товар не продаётся. Такое у нас за год происходит не один десяток раз. Многие фирмы банкротятся, многие фирмы опять начинают работать. В этой ситуации надо обеспечивать сменяемость, преемственность, чтобы сам технопарк от этого не пострадал. У нас сегодня практически нет свободных, пустующих производственно-складских площадей. Кто-то банкротится, кто-то уходит, кто-то заходит, но все компании постоянно находятся под нашим контролем. Если кто-то себя неправильно ведёт, люди обращаются сюда, а мы здесь решаем вопросы, которые необходимы – и для завода Калинина, и для нашего технопарка, и конкретно для этой компании.

На многих предприятиях страны, которые когда-то были градообразующими, и сегодня можно встретить полный раздрай: один владеет котельной, другой – фидером, третий – складом... И помириться друг с другом они не могут! У нас – технопарк, у нас все устойчиво и все в одних руках. В руках Завода имени Калинина.

УМА ПАЛАТА

– Помимо руководства предприятием, вы ещё и президент Подольской Торговопромышленной палаты. Это что – зов души, необходимость или просьба-читай- «доверие» коллег? И можно ли ТПП воспринимать как своего рода «расширенный», шагнувший за его территорию вариант СКИФа?

– Сначала была Торгово-промышленная палата. Мы недавно отпраздновали её 25-летие, и я все эти годы неизменно являюсь президентом ТПП. Вообще, создание палаты было желанием предприятий, в основном для того, чтобы можно было знакомиться с другими странами и выходить на экспорт. Сегодня у нас связи со всем миром, с торгово-промышленными палатами Франции, Великобритании, Германии, Японии, Китая и других стран Юго-Восточной Азии.

Если посмотреть предприятия нашего региона, то несколько десятков из них устойчиво работают на экспорт своих товаров. А это всё – работа ТПП: контакты, связи, выставки... Это правильная подготовка документов: сертификат происхождения, сертификат качества – без этого вообще на экспортный рынок не выйдешь. Это работа с Федеральной таможенной службой, ведь если возникают спорные вопросы с импортными поставками, куда идут? – В Торгово-промышленную палату. Сама таможенная служба тоже к нам обращается, чтобы определиться, выяснить, кто и в чем виноват, дать правильную оценку.

Да, у нас налажена устойчивая работа, однако нам кажется, что того, как Торгово-промышленная палата в принципе позиционирует себя на российском рынке, – этого недостаточно. Например, одним из направлений деятельности ТПП Франции – это управление аэропортом в Ницце. К полномочиям Торгово-промышленной палаты Франции в данной сфере относятся: выбор директора аэропорта, возможность определять эффективность работы её административного персонала и др. А почему? Там коррупции нет. Попробуй совет правления ТПП «объехать» и дать задание на определённый откат – это невозможно. А при любой госструктуре России сегодня – огромное количество частных компаний и фирм, и любой бюджетный поток, который уходит через регион, округ, город и т.д., он сразу же попадает в частную компанию. А частной компании там не должно быть, там должна быть Торгово-промышленная палата, где собран весь промышленно-научный потенциал. Там можно провести совет, определиться с направлением развития. Мы это, естественно, делаем. Там, где работает частный капитал. Мы от государства не зависим, мы только хотим, чтобы нам не ставили палки в колёса. Как, например, с налогами, которые меняются постоянно...

«МОЙ АДРЕС – СОВЕТСКИЙ СОЮЗ»

– Несколько личных вопросов. В вашей биографии – разные города, разные предприятия, в том числе и военно-промышленного направления, а вы – хотя человек и гражданский – не раз меняли адреса. Почему? Что вами двигало: интерес к новым возможностям и новым направлениям приложения своих способностей? Материальный интерес? (Не советское время, сейчас об этом говорить не стыдно.) Или же – как в песне «Дан приказ ему на Запад» – «надо, значит надо». Была ли возможность выбирать, и не жалеете ли вы о таких «поворотах судьбы»?

– Нет, не жалею. Мои предки – запорожские казаки, которые позже перешли на Дон, донские казаки. Естественно, всё это – на генном уровне. Отец – военный, как и у всех казаков. И я родился и вырос в военном городке в Заполярье. Так что это своего рода «привычка делать то, что тебе рекомендуют».

Я закончил Ленинградский «политех» – сегодня это Санкт-Петербургский политехнический университет имени Петра Великого – и по распределению был направлен в Донецк на завод «Точмаш». Это было одно из самых престижных и очень серьёзных предприятий по производству различных боеприпасов и другой военной техники. Там я прошел путь от инженера до заместителя главного инженера.

Затем меня перевели в Орск. В те годы министром оборонной промышленности был мой учитель и руководитель Борис Михайлович Белоусов, а до него – Вячеслав Васильевич Бахирев, столетие которого недавно отмечалось. Это были гиганты, люди, которые прошли и Великую Отечественную и послевоенное восстановление. Вот у кого мы учились, вот за кем шли. У любого инженера была мечта достичь уровня главного инженера, а потом – директора оборонного завода, мы по этому пути и двигались. Тот, кто работал на одном заводе, как правило, переходил на другой завод, для того чтобы была ротация, чтобы росла квалификация. Нас готовили на более серьезный уровень – на уровень оборонной промышленности уже государства, в резерв министра оборонной промышленности.

И все это в 90-е одним махом... Мы-то думали, что в руководстве страны – люди, которые что-то знают, о чём-то думают...

Те же, кого сейчас называют «красными директорами», все они практически сохранили те предприятия, на которых работали. Некоторые ушли, но есть у меня пример, когда люди, которые вынуждены были в трудные годы уйти и потом лет 15, если не больше, заниматься торговлей, вернулись. Пять лет назад их опять призвали в институты и на предприятия. За пять лет ими создано то, что ими же было задумано ещё 30 лет назад. Речь идёт о современном оружии. Хорошо, что эти люди ещё не умерли. Ведь понятно, что двигатель любого государства – это военно-промышленный комплекс. Не зря же в США делают ставку именно на это направление, как на самое эффективное. И на науку. Нет другого способа сохранить государство, кроме как вкладывать в оборонную промышленность.

На Орском машзаводе я сначала был главным инженером, потом директором. А в Подольске оказался также по переводу Миноборонпрома. В то время предприятия подобного типа пристыковывались к оборонной промышленности, была программа по развитию машиностроения для гражданского направления. Не только оборонка. Это то, что сейчас пытается сделать Путин: создать направление, по которому оборонка должна ориентироваться, в том числе, и на выпуск гражданской продукции.

– В 90-е это называли конверсией...

– Да, но надеюсь, что сегодня уже не та конверсия, которую бездумно делали на том этапе. Ни в коем случае!

Кстати, Орский машзавод, к счастью, и сейчас прекрасно работает. Каждый год меня там принимают как директора. Ведь бывших директоров, как мы знаем, не бывает...

ОТ ПОЛЁТА МЕЧТЫ ДО ПОЛЁТОВ НА САМОЛЁТЕ

– В вашей биографии есть строки, которым позавидуют не только «физики» – технари, но и «лирики»-романтики. Я имею в виду перелёты в Сиэтл, в Австралию... Тут, как бы я ни выстраивал вопрос, зависть в нём всё равно будет чувствоваться. Поэтому прямо: научите! Всех тех, у кого «нет времени», «нет возможностей», нет ещё много чего всякоразного для того, чтобы и на работе всё успевать, и жить при этом интересной, увлекательной, разнообразной жизнью.

– Да это все просто! Если человек действительно чем-то увлекается, то он всё делает без проблем. Только ленивый человек ничего не делает.

Что такое для меня авиация? Это мечта! У любого мужчины что-то подобное должно быть: у кого-то спорт, у кого-то рыбалка или охота...

Военное лётное училище мне не довелось закончить – зрение подвело. Но мечту мы с Игорем Петровичем Волком, Олег Станиславовичем Лякишевым, Николаем Вячеславовичем Громцевым и семьей Маркаловых всё-таки «догнали». В 1987 году. Когда вчетвером создали Федерацию любителей авиации. Здесь, согласно международной классификации, требования к зрению и к некоторым другим медицинским показателям были помягче: главное, чтобы с сердцем и с давлением не было проблем. В Орске на базе учебно-лётного авиационного полка я прошёл медкомиссию и уже будучи директором завода сделал 15 августа 1989 года первый полет. Так что в следующем году уже 30 лет как я летаю...

Сначала тренировались вокруг города. А потом пошли перелёты через всю страну, на Чукотку... В августе 1990 года мы идем по маршруту: Бухта Провидения, Мыс Лаврентия, потом переходим на острова Соединенных Штатов Америки... Тогда ещё вообще не было ничего подобного! В эфире – тишина... «А вдруг собьют?..»

– Так вы без согласований летали?!

– Согласовывали, паспорта получали, разрешения... Помогал главком ВВС Пётр Степанович Дейнекин. Но всё равно волновались. Позже уже прошли всю Россию, всю Аляску, всю Канаду, долетели до Сиэтла, налетались в США и вернулись обратно. Нам стало интересно, и мы потом рванули на Китай, Вьетнам, Малайзию, Австралию, вернулись обратно. Потом организовали сборную России по авиаралли. И много лет мы летали на чемпионатах Европы, мира, на Всемирных авиационных играх. Это – отпуск, который берёшь, как правило, на неделю-две, не больше, а то и меньше. И так вот на протяжении всех почти 30 лет мы летаем. Практически весь мир облетали и объехали. Ведь я и машину люблю водить, вообще – путешествовать. Практически весь мир облетал и объехал. Единственное, что осталось, – это Чита, Хабаровск, Владивосток. На машине. На самолетах я там летал...

– Помимо авиации, автомобильных путешествий, есть ещё увлечения?

– Да, люблю спорт, причем разный. Очень люблю фехтование, был чемпионом разных уровней. Кроме того – лёгкая атлетика, игровые виды спорта... И сейчас потихонечку играю как в большой, так и в настольный теннис. Чтобы поддерживать себя в 65 лет хоть в какой-то форме, надо двигаться, иначе жиром зарастёшь...

«...НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ!»

– Мы уже говорили о «разных городах». Какой из тех, где вам приходилось жить и работать, вы считаете родным, точнее – «роднее»? Что для вас сейчас Подольск и вообще – Подмосковье?

– Дольше, чем в Подольске я нигде не жил. Родился в Карелии, потом - Кольский полуостров, учеба в Питере, почти десять лет – Донецк, шесть лет – на Урале. И вот уже скоро 29 лет, как я здесь. Город у нас – замечательный. Как и люди. То, что было здесь 29 лет назад, трудно сравнить с тем, что есть сегодня. Очень большая разница. Сегодня город соответствует всем современным стандартам. Так что город Подольск – это именно то место. К тому же здесь уже похоронены мой отец, друзья, товарищи...

– Есть ли у вас своего рода «правила жизни»: что нужно, что можно, чего нельзя категорически и т.д.? Есть ли – не то что «кумиры», но «ориентиры», люди, с которых вы строили и строите свою жизнь?

– С детства из-за любви к авиации моими кумирами были Иван Никитович Кожедуб и Александр Иванович Покрышкин. Вот это герои! По-прежнему я испытываю чувства огромного уважения и благодарности к моим институтским преподавателям, некоторым их которых уже по 80-90 лет, но до сих пор мы дружим, встречаемся. Школьные преподаватели... Для некоторых это будет удивительным, но у нас в школе все предметы вели мужчины! Только русский язык и литературу преподавала женщина – Клара Августовна. Всегда ходила на шпильках... В строгой черной юбке и белой сорочке с кружевами... Всегда подтянута... И знала наизусть огромное количество стихов!И, конечно, «Евгения Онегина»! Я очень гордился тем, что за выпускное сочинение она поставила мне пять. Она умела увлечь.

Что касается «правил»... Ты обязан думать о своём Отечестве, о семье и о том месте, где ты работаешь. Если ты об этом не будешь думать каждую минуту, каждый час, то зачем ты тогда живёшь на этом белом свете?

Я своим детям всегда говорил, что семья – это главное. Теперь у сына три дочери, а у дочери – пять! Так что у меня восемь внучек, жду внуков... Все дети и внуки у меня занимаются спортом, одна внучка уже чемпионка по художественной гимнастике. Две внучки точно любят авиацию. Спорт и учеба – это очень важно.

Но главное правило – не предавать своих детей ни при каких обстоятельствах. А в трудный момент – подставлять им своё плечо...

Беседовал Алексей Сокольский

Image

В Москве прошла церемония награждения конкурса «Клиника года-2018»

7 февраля 2019 года в Крокус Сити Холле в зале «Backstage» состоялась церемония награждения победителей конкурса «Клиника года – 2018», организатором которой является радиостанция «Комсомольская ...

Image

ЗАО «Сбербанк-АСТ» заключило соглашение с Правительством Калужской области

Стороны будут сотрудничать в сфере государственных закупок, закупок отдельных видов юридических лиц и других ...

Image

Открывается подача заявок на Всероссийскую премию «Экспортёр года»

15 февраля на Форуме в Сочи Российский экспортный центр объявляет о старте подачи заявок на Всероссийскую премию «Экспортер года». ...

Image

Фонд Росконгресс и правительство Орловской области подписали соглашение о сотрудничестве

Соглашение о сотрудничестве в сфере повышения инвестиционной привлекательности и экспортного потенциала Орловской области было подписано 14 февраля 2019 г. на Российском инвестиционном форуме в ...

Image

Итоги работы стартового дня Российского инвестиционного форума 2019

13 февраля 2019 года, в стартовый день площадку Российского инвестиционного форума посетило около 3500 участников, гостей и представителей СМИ. ...

Image

Фонд Росконгресс окажет содействие в привлечении инвесторов для проектов под управлением АСВ

14 февраля на Российском инвестиционном форуме было подписано соглашение между Фондом Росконгресс и Государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), направленное на ...

Image

Трансмашхолдинг подписал с ФПК контракт на поставку до 2025 года 3730 пассажирских вагонов

ОАО «Тверской вагоностроительный завод (ТВЗ, входит в Трансмашхолдинг) и АО «Федеральная пассажирская компания» подписали договор на поставку в 2019 – 2025 гг. 3730 пассажирских вагонов ...

Image

Фонд Росконгресс и АО «НЭО Центр» подписали соглашение о сотрудничестве

Фонд Росконгресс и акционерное общество «НЭО Центр» заключили на Российском инвестиционном форуме соглашение о сотрудничестве в области стратегического и управленческого консультирования, финансового ...

Image

Конкурентоспособность регионов через рост производительности труда: как вовлечь, управлять, мотивировать?

КЛЮЧЕВЫЕ ВЫВОДЫ. Пилотный проект по повышению производительности труда приносит ощутимый экономический ...

Image

В Сочи объявлены лауреаты Национальной премии в сфере инфраструктуры «РОСИНФРА» по итогам 2018 года

14 февраля в Сочи на площадке Российского инвестиционного форума, организатором которого выступает Фонд Росконгресс, Национальный Центр ГЧП провел церемонию вручения Национальной ...

Image

Фонд Росконгресс направил 2,5 млн рублей на поддержку социальных проектов

14 февраля на Российском инвестиционном форуме в Сочи на стенде Лаборатории социальных инвестиций состоялась торжественная церемония награждения победителей благотворительной акции Фонда Росконгресс. ...

Image

ТЭК остается ведущей и наиболее конкурентоспособной отраслью российской экономики

ТЭК: создание условий для инвестиций — залог сохранения конкурентоспособности российской экономики

Image

Фонд Росконгресс и Доминикано-российская торговая палата договорились о сотрудничестве

Фонд Росконгресс и Доминикано-российская торговая палата подписали соглашение о сотрудничестве в сфере налаживания эффективной коммуникации между экспертными сообществами, деловыми и ...

Image

Американская торговая палата и Росконгресс продолжат плодотворное сотрудничество

Президент и главный исполнительный директор Американской торговой палаты в России Алексис Родзянко и председатель правления, директор Фонда Росконгресс Александр Стуглев подписали 14 февраля на площадке ...

Image

ВЭБ.РФ, ДОМ.РФ, РЭЦ и Корпорация МСП представят на форуме в Сочи общую повестку развития городов

14–15 февраля 2019 г. в Сочи пройдет 18-й ежегодный Российский инвестиционный форум. ВЭБ.РФ, ДОМ.РФ, РЭЦ и Корпорация МСП впервые примут участие в нем как единая команда институтов ...

Image

4 февраля состоялась XII Международная Ювелирная Конференция IJA CONF

4 февраля мы провели одно из самых значимых событий ювелирной отрасли России.

Image

На Форуме в Сочи обсудят дополнительные возможности реализации национальных проектов в городской среде

В рамках деловой программы Российского инвестиционного форума состоится деловой завтрак «Город как точка реализации национальных проектов», организованный Агентством ...

Актуальные комментарии